В) структура И. С. к моменту терапии методами структурной психосоматики.

В соответствии с особенностями проблем И. С. терапевтическое воздействие было разбито на несколько этапов.

Первый этап составлял единое целое с диагностикой, с зондирова­нием зоны инфантильности И. С. Достигнув области, где начали про­являться сильнейшие неконгруэнтности вплоть до выраженных ощу­щений в области нижней части живота, терапевт комментировал все фиксировавшиеся невербальные реакции. При этом последовательно го логическим уровням сознания, начиная от периферических, разра­батывалась проблема: «По каким именно признакам И. С. может уз­нать, что другие люди идут по пути развития, а не деградации?». Таким образом, проводилась работа в зоне инфантильности, в области пер­вичного внедрения имплантанта, причем благодаря постановке вопроса - внимание было обращено на других людей, включая К-ва, который Для И. С. был естественным образцовым примером, - для пациента было возможно установить третью позицию, присущие сектантскому сознанию некритичность и безапелляционность. Проблема подроб­нейшим образом ставилась последовательно в следующих ракурсах:

а) уровень окружения: гармонизация отношений в семье и бли­жайшем окружении (в случае К-ва - среди пациентов, слушателей се­минаров и т. д.);

б) уровень поведения: разбирались вопросы эффективности и кон­груэнтности социальной, культуральной, экономической деятельности личности;

в) уровень навыков: рассматривались вопросы возрастания эффек­тивности преподавания, терапии, развития профессиональных способ­ностей и т. д.;

г) уровень идеологии: акцент делался на синтез, взаимодействие, интеграцию мировоззренческих карт, карт социализации и т. д. и адек­ватность базирующихся на них стратегий, особенно касающихся меж­личностных и социальных отношений.

Было проведено последовательное структурное сравнение перемен, происшедших с К-вым за истекшие три года и с самой И. С, были вы­явлены ключевые различия на всех структурных уровнях. В ходе рабо­ты использовались различные исторические и культурологические па­раллели - метафора «пути» в йоге, буддизме, раннехристианской тра­диции, «четвертый путь» Гурджиева и др.

Таким образом, первый этап работы сводился к разделению сущ­ностных и несущностных элементов в зоне инфантильности, структурализации реперных зон и формированию третьей позиции по отноше­нию к проблеме в целом.

Далее были поставлены вопросы: «Что же именно И. С. хочет по­лучить в результате своих занятий? Как практически она хочет приме­нить полученные навыки?» - т. е. от отстраненного обзора был совер­шен поворот к ее личной ситуации. Эта работа велась строго контекстуально. Были определены как долговременные стратегические задачи - был «снят» воображаемый многоконтекстуальный фильм с И. С, какой она будет через 10 лет в случае благоприятного развития, - так и ближайшие тактические.



Наконец, в рамках третьепозиционной техники с использованием режиссерских метафор (постановки воображаемого спектакля на задан­ную тему), была разобрана проблема семейных отношений И. С. Про­блема была сформулирована ею следующим образом: «Как только мать начинает говорить мне определенным голосом о моих занятиях и моем здоровье, я испытываю страх, вся сжимаюсь и ощущаю холод внизу жи­вота». В результате часовой работы была сформулирована третья пози­ция к проблеме и нейтральное отношение к ней без выраженных ощуще­ний в теле.

Таким образом, работа шла как бы по следу проникновения и разраста­ния в структуре И. С. имплантированного сектантского сознания - из зоны «четвертой социализации» в зону «третьей социализации « (вширь) и само­идентификации (вглубь), а затем в смежную зону семейных отношений.

Однако, резкая перестройка структуры, вытеснение имплантанта, который уже успел проникнуть в разные зоны структуры и обрасти массой патологических стратегий, никогда не происходит мгновенно и абсолютно безболезненно. Обычно мы предупреждаем пациентов о возможном возникновении самых различных духовных, психических и телесных феноменов в ближайшие часы и дни после сеанса - это могут быть «волны» очень ярких воспоминаний, сопровождающихся «взры­вами» эмоций («беспричинные» слезы, смех и т. д.), необычные по сво­ей яркости сны или, напротив, бессонница, телесное ощущение типа «сдвига структур», «перестройки внутренней организации тела», пото­ков «энергии», тепла, холода и т. д.

Вечером того же дня, когда проводился сеанс (он занял несколько часов), И. С. позвонила терапевту и сказала, что ее состояние резко ухудшилось, появились сильные боли внизу живота, цистит, масса не­понятных ощущений в теле. Стало ясно, что пришли в движение глу­бинные слои структуры, началась общая пересборка инфантильной зо­ны на всех уровнях вертикали. И. С. было рекомендовано разделить внимание и наблюдать за собственным состоянием с третьей позиции, исследуя его, как бы трудно это ни было. Такая структурная пере­стройка продолжалась в течение 10-12 дней, после чего состояние (и физическое, и психологическое) значительно улучшилось. Важно, что это сопровождалось серьезным изменением внутрисемейных отноше­ний. Любопытно, как это воспринималось самой И. С: она сообщила, что ее мать изменилась и впервые за много лет стала прислушиваться к ее словам и воспринимать ее как самостоятельную личность. Воистину, чтобы решить проблему, надо изменить свое отношение к проблеме!



Изменение внутрисемейной ситуации И. С. для нее особенно важ­но потому, что это может служить комплексным маркером сдвигов во всей зоне ее структуры, где раньше фиксировались несущностная им­плантация и инфантильность: изменились само ее поведение и воспри­ятие семейных отношений, т. е. качественно модифицировались обе ветви отражения-отреагирования в контекстах, бывших для И. С. ис­точником патологических проявлений.


3050902089403186.html
3050995699103203.html
    PR.RU™